Опубликовано на сайте naviny.by

Ровно год назад из далеких ОАЭ пришла новость о «коронации» сразу четырех воров в законе с паспортами граждан Беларуси. Случилось это 10 декабря 2012 года в Дубаи, где более трех десятков криминальных «генералов» рассмотрели свою повестку дня воровской сходки.

За месяц до этого события в Минск из Москвы депортировали белорусского «законника» Сашу Кушнера, он же Александр Кушнеров, получившего в мае 2011 года высший воровской статус с подачи одного из самых влиятельных криминальных авторитетов постсоветского пространства Аслана Усояна — вора в законе с полувековым «стажем» по прозвищу Дед Хасан.

То ли сходка, то ли встреча старых друзей в середине 90-х. Отмечены кругами (слева направо) воры в законе Траца и Щавлик (оба пропали без вести) и будущий «законник» Саша Кушнер.  Фото «Прайм Крайм».
То ли сходка, то ли встреча старых друзей в середине 90-х. Отмечены кругами (слева направо) воры в законе Траца и Щавлик (оба пропали без вести) и будущий «законник» Саша Кушнер. Фото «Прайм Крайм».

Всего несколько лет назад наши правоохранители чуть ли не с гордостью утверждали, что вопрос с оргпреступностью не стоит в повестке дня, а воров в законе в Беларуси нет. А тут — словно удар под дых: за полтора года «законников» стало больше, чем за все лихие 90-е. Поэтому, безусловно, хотелось узнать мнение и позицию тех, кто по долгу службы противостоит оргпреступности. Однако официальный потенциальный первоисточник от встречи с журналистом в очередной раз уклонился.

За прошедший год журналисты не единожды пытались добиться встречи с начальником Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Альбертом Ляговичем. Не помог и официальный запрос, направленный на имя министра Игоря Шуневича. Из МВД пришел пространный ответ, мол, «основной массив практической деятельности ГУБОПиК носит оперативный характер и не подлежит широкому освещению в СМИ».

Примечательно, что когда в Беларуси якобы не было воров в законе, то первые лица этого милицейского подразделения в интервью не отказывали. Сегодня, получается, белорусским борцам с организованной преступностью словно и похвалиться нечем, да и ведут они себя аналогично их противникам: «шифруются», дабы не привлекать внимание. Вот только чье?

В роли эксперта согласился было выступить (правда, на условиях анонимности) один из бывших высокопоставленных сотрудников МВД. Почти вся карьера этого полковника милиции была посвящена службе в структурах по борьбе с оргпреступностью. Но о времени и месте встречи мы так и не договорились. Полковник перестал выходить на связь. Может, сам передумал, а может, его попросили передумать…

Каким же образом белорусское воровское сообщество «выжило» и чем оно дышит сегодня.

На связь выходит криминал

В тех самых приснопамятных 90-х наши борцы с преступностью были более откровенны. Благодаря их информации я узнал, что в суверенной Беларуси первый вор в законе — витебчанин Петр Науменко, он же Наум — появился раньше первого президента. (По одним сведениям, московские воры «короновали» Наума в декабре 1992 года, по другим — в 1993-м). По «наводке» минских оперов я смог понаблюдать за венчанием в Кафедральном соборе Владимира Клеща — «законника» по прозвищу Щавлик. О делах в борьбе с оргпреступностью журналисту рассказывали и сотрудники КГБ. А вот пообщаться с представителями профессионального криминалитета не удавалось. В журналисте они видели представителя государства, с которым, по их понятиям, встречаться было, извините, западло.

Спустя два десятка лет ситуация прямо противоположная.

Архивная статья из газеты
Архивная статья из газеты

…Мы сидим за столиком в «Макдональдсе» и пьем кофе. Для моего собеседника это самое безопасное место. После очередной длительной отсидки (по приговору — четыре года за вымогательство, отсидел — восемь) Саша находится под надзором. Лет десять назад для столичных борцов с оргпреступностью мой собеседник был преступником № 1. Занимал «должность» «смотрящего» за Минском. Сегодня он, что называется, не при делах, но стражи закона так не считают. Надзор со стороны милиции за бывшим «смотрящим» очень жесткий.

Среди ночи правоохранители не раз вламывались в его квартиру, в итоге вместо выбитой входной двери Саша повесил кусок ткани. Недавно его задержали возле кафе, якобы он заходил в питейное заведение, это ему запрещено, и срок надзора увеличили на полгода.

По моей просьбе Саша рассказывает историю раскола воровского сообщества. Все началось с конфликта между Дедом Хасаном и вором в законе Рудиком Бакинским. Рудик обвинил Хасана в растрате денег из «общака» и в итоге был убит. Отсюда якобы и пошел раскол между «тбилисским» кланом Хасана и «кутаисским», за которым стоит Тариел Ониани, вор Таро.

«А каким боком здесь Беларусь?» — спрашиваю у него.

«Дед Хасан начал усиливать свои позиции путем «коронаций» новых воров и перетягиванием на свою сторону действующих, — отвечает Саша. — В декабре 2010 года на сходке в Греции воры договорились о временном перемирии и приняли решение ввести мораторий на коронацию новых воров. Хасан его нарушил, в мае 2011-го «короновал» своих пятерых ставленников, в их числе был и Кушнеров. Никаких экономических интересов у воров в Беларуси нет, ты сам знаешь, кто в республике основной. В воровском движении идет борьба за власть и влияние».

Против Деда Хасана объединились четыре воровских клана, которые в ответ провели сходку в Дубаи и разом «короновали» шестнадцать «законников», четверо из которых в Арабские Эмираты приехали из Беларуси.

Саша допивает кофе и собирается уходить. Задаю напоследок ему вопрос: «Сколько из прожитых лет ты провел за решеткой?». «Из сорока — двадцать», — отвечает он.

«У тебя семья, дети и полжизни в зоне...». Я не успеваю задать новый вопрос. Саша обрывает меня: «Ты не поймешь», — и уходит. На столе он оставляет воровской прогон — письменное послание криминальных «генералов» воровскому люду, являющееся подтверждением статуса «коронованных» в ОАЭ новых воров в законе. Под прогоном «с жиганским приветом» свои подписи оставили белорусские воры в законе Тимоха, он же Александр Тимошенко, и Галей — Дмитрий Галеев.

Так называемый воровской прогон
Так называемый воровской прогон

Бывший «смотрящий» по Минску Саша в открытую не говорил, на чьей он стороне. А вот другой представитель белорусского криминального мира, с которым удалось пообщаться, не скрывал свою позицию. Этот человек сообщил, что является фанатом воровской жизни. Правда, свою фамилию и имя он не сказал и позаботился, чтобы не встречаться с журналистом лицом к лицу. Я его так и прозвал — Фанат.

По словам Фаната, «реальный вор, коронованный по всем правилам и канонам воровской жизни, у нас только один — Саша Кушнер». Все остальные — Тимоха, Галей и «дубайские» — «нечисть, сознательно пошедшая против воровского мира».

По убеждениям Фаната, настоящие воры — «это наши старшие братья, кристально чистые по понятиям, живущие и страдающие не для себя и не за себя, а во благо общего — общака — и простых осужденных — мужиков, которые являются главной опорой вора. Вор — это белая кость преступного мира».

Заявление более чем пафосное, но следует учитывать ряд важных нюансов воровского мира и его идеологию. По классическим воровским законам вор должен существовать как бы в другом измерении: не иметь отношений с госорганами, не работать, не иметь семьи, собственности и прочего. Воровское сообщество давно эти неписаные законы переписало с выгодой для себя. Остались только отдельные пунктики. В их числе работающее уже не одно десятилетие «понятие» о вовлечении в свою среду новых членов, особенно молодежи.

Справка

Газета «Известия» со ссылкой на российское МВД в мае текущего года сообщила: «В результате оперативно-розыскных мероприятий установлено, что в России, в странах СНГ и дальнего зарубежья действуют 428 воров в законе. В СИЗО и колониях России содержатся 73 лица данной категории, в других странах — еще три человека».

В базе данных информационного агентства «Прайм Крайм» содержатся сведения на 468 действующих воров в законе. Всего же в списках агентства упоминаются свыше 3200 «законников», из которых более 1000 умерло, остальные либо перешли в разряд «неактивных», либо «раскоронованы». В числе «ушедших» по разным причинам около трех десятков имеют белорусское происхождение.

Среди действующих «законников» есть категория так называемых «нейтралов». Порядка пятнадцати лидеров воровских группировок в конфликт «дедовских» (так стали себя называть сторонники Деда Хасана после его убийства в январе 2013 года) с кланом Таро и другими не вмешиваются и занимают нейтральную позицию.

У «дедовских» лидирующие позиции занимают Гела Кардава, которого считают «основным» по кавказским ворам, и Вася Воскрес, он же Василий Христофоров, присматривающий за славянскими ворами, к числу которых принадлежит воровская семья белоруса Саши Кушнера.

Воровские кланы Тимохи и Галея ориентированы на семьи Мераба Сухумского, он же Мераб Джангвеладзе, и Таро. Обоих грузинских авторитетов считают равнозначными по влиянию фигурами.

Заголовное фото "Прайм Крайм"